English   | Регистрация   |   Персональный раздел
  Начало  
|  Антикварные книги в подарок  
|  Каталоги антикварных книг  
|  О старых книгах  
|  Полезная информация  
|  Книжные аукционы  
 
Поиск по антикварным книгам в продаже
Поиск
Ok
Расширенный поиск
Это издание романа А. Толстого "Аэлита" у нас в продаже!
Аэлита
Аэлита
Цена: 60'000 руб.
Рассылка новых поступлений
TOP просмотров посетителей сайта
Сеймовый устав для Великого Княжества Финляндского ВЫСОЧАЙШЕ утвержденный 20 июля 1906 года
Сеймовый устав для Великого Княжества Финляндского ВЫСОЧАЙШЕ утвержденный 20 июля 1906 года
Цена: 47'000 руб.  

Рецензия на книгу Алексея Толстого "Аэлита" в издании Берлин: И.П., Ладыжников, 1923 г.

 

 

Алексей Толстой. Уж давно мы его знаем. Крепкий, заволжский, земляной, тонкий в сложности пейзажного рисунка, гиперболический в характерно-бытовом, иногда любящий за правду выдать мастерской анекдот. Во всем - русский, очень русский, чрезвычайно русский. Самый молодой из старого поколенья современных писателей - развернулся тогда, когда многие свернули свои свитки и отложили перья. „Хождение по мукам", „Детство Никиты", повести, рассказы - путь широкий прежней дороги от заволжья.


Но вот, „чрезвычайно русский писатель", земляной мастер изобретает неведомый аппарат и с всех ошеломляющей неожиданностью - на Марсе! Шлет оттудафантастически-марсианскую „Аэлиту". Старые знакомые в недоумении: уж не Заволжьем ли стал Марс? уж Толстой его не „озаволжил" ли? Все - в средствах и силак художника.


Начинается с голодного Петербурга. женщины с усталыми, милыми лицами, с равнодушными главами „с сумасшедшинкой", рабочие, солдаты - во всем прежнее мастерство рассказа, острота простонародных диалогов, зоркость глаза. Американец Скайльс и солдат Гусев у объявления о полете на Марс:

Но вот, „чрезвычайно русский писатель", земляной мастер изобретает неведомый аппарат и с всех ошеломляющей неожиданностью - на Марсе! Шлет оттудафантастически-марсианскую „Аэлиту". Старые знакомые в недоумении: уж не Заволжьем ли стал Марс? уж Толстой его не „озаволжил" ли? Все - в средствах и силак художника.

„Солдат сказал: В запас я уволился вследствие контузии и ранения. Хожу - вывески читаю, - скука страшная. - Вы думаете пойти по этому объявлению? - спросил Скайльс? - Обязательно пойду. - Но ведь это - вздор, - лететь в безвоздушном пространстве пятьдесят миллионов верст. - Что говорить - далеко."

На двух „земных" фигурах – солдате Гусеве и инженере Лосе строит Толстой роман. Их переносит в фантастику Марса. Гусев - весь в русском скифстве: „скука страшная ... войны не предвидется ... вы уж пожалуйста возьмите меня с собой, я вам на Марсе пригожусь". Фигура его сделана с изумительным мастерством! Не эпизодического солдата дал в Гусеве Толстой. Пусть в фантастическом романе, но слепил — подлинный, живой, обобщающий тип русского солдата-бунтаря-скифа. И фон Марса хорош для перенесенного туда Гусева. Гуще подчеркивается его земляная суть, рельефнее выступает он в своем языке. Вот как на корабле рассказывает марсианам о себе Гусев:

„— Гусев — это моя фамилия. Гусев — от гусей: здоровенные у нас такие птицы на земле, вы таких птиц сроду и не видали. А зовут меня — Алексей Иванович. Я не только полком — я конной дивизией командовал. Страшный герой, ужасный. У меня тактика: пулеметы не пулеметы — шашки наголо: —„Даешь, сукин сын, позииню!".

Интеллигент-инженер Лось ярок менее Гусева. Может быть потому, что не толстовский он герой. В его обрисовке хороши лирические места, передана его неприкаянность, а любовь к Аэлите зарисована с легкой сентиментальностью, идущей к общему сюжету романа. Марсианка Аэлита —ведь не женщина. Она — вечно-женственное. И тяга к любви, как к вечно-женственному передана Толстым прекрасно.


На Марсе очень хороши и ярки по своему рисунку описания фантастической природы. Хорошо сделаны моменты марсианской революции с фигурами властвующего Тускуба и революционера Гора. Правда, и здесь все же ярче всех земнородный Гусев, который „озаволживает" Марс неизменным „тудыть твою в душу!"


В построении и развитии „Аэлиты" Толстой удачно и интересно соблюдает неприменный принцип roman d’aventure —нагромождение препятствий, обход всякого разрешающего момента. Это создает необходимую в такой книге — напряженность, магнетизм и заставляет читать с интересом.


В целом, если поставить вопрос: —„озаволжен" ли Марс Толстым? Надо сказать: — нет. Этого явно хочет бунтарь Гусев, он сильно тянет в эту сторону. Но противовесий слишком много. Фантастика сюжета, напряженность развития — все же уносят на Марс и Гусева и читателя. А этого видимо хотел автор. Путь с земли на Марс оказался легок Алексею Толстому. С Марса обратно на землю — еще легче. Так в добрый путь дальше!

 

Роман Гуль



Цит. по "Новая русская книга" № 5-6 1922 г. с. 15

 

Адаптация текста (c) Biblionne

Из рекламы издательства книги Алексея Толстого "Аэлита" в издании Берлин: И.П., Ладыжников, 1923 г.

 

 

Предлагаемым романом автор отдал дань сказавшейся в мировой литературе тяге к фантастике. Автор связал предание о гибели материка Атлантиды с жизнью на Марсе, населил загадочную планету уцелевшими носителями некогда пышной земной культуры, и не побоялся привести к ним полные жизненной правды характерные фигуры современной России.

 

Цит. по "Новая русская книга" № 4 1922 г. с. 9 рекламы

 

Адаптация текста к новой орфографии и новым орфографическим правилам, а также редактура - (c) Biblionne

 

 

 
Создание интернет магазина Melbis Shop
Copyright © 2005-2013 Антикварные книги BIblionne
Последнее обновление магазина: 01-11-2017